ИВ РАН

Институт востоковедения РАН в средствах массовой информации

Роль уличности в истории

30 октября 2019 года

Участники продолжавшихся в Ливане две недели протестов во вторник одержали победу: премьер-министр Саад Харири объявил о своем решении уйти в отставку. Однако ситуация в стране вряд ли нормализуется — как и в Ираке, где протесты не прекращаются почти месяц и уже привели к гибели более 200 человек. Бурные события в обеих странах роднит их спонтанность. Это взрыв негодования масс, доведенных до отчаяния безработицей, ростом цен, коррупцией во властных структурах. И в том, и в другом случае ситуацией пытаются воспользоваться различные политические силы. Положение осложняет внешний фактор — обе страны уже давно стали полем противостояния между США и Ираном.

Революция WhatsApp

«Ливанский народ 13 дней ждал политического решения, которое сможет остановить ухудшение ситуации. Я пытался найти выход, но оказался в тупике и направляюсь в Баабду (президентский дворец.— «Ъ»), чтобы подать в отставку»,— заявил во вторник премьер-министр Ливана Саад Харири. «Должности приходят и уходят, но что важно, так это достоинство и безопасность страны»,— добавил он, призвав своих политических партнеров и соперников к поиску способа защиты Ливана и возрождения экономики.

Протесты в Ливане вспыхнули 17 октября, сразу после сообщений о введении в стране новых налогов с целью закрыть дыры в бюджете. Последней каплей для ливанцев стал налог на использование приложения WhatsApp в размере $6 в месяц. Еще в начале сентября премьер Ливана объявил о чрезвычайном положении в экономике страны. Были сокращены выплаты пенсий и зарплат госслужащим. Все это ради уменьшения госдолга, размер которого к концу 2018 года составил около 150% от ВВП страны (третий в мире по объему после Японии и Греции). Дефицит бюджета в Ливане равен 11% ВВП — шестой худший показатель в мире. По данным Всемирного банка, в стране из 6,8 млн населения, где примерно треть беженцы, около 1 млн находится за чертой бедности, уровень безработицы среди молодежи — 17,4%, а рост инфляции в прошлом году составил 6,1%. При этом Ливан на протяжении долгих лет искусственно поддерживал стабильный курс национальной валюты, что в итоге привело к дефициту внешней торговли и платежного баланса. Не по карману жило как правительство страны, так и большинство граждан Ливана. Индекс восприятия коррупции в стране равен 28 из 100. На этом фоне международные структуры все равно готовы выделить Ливану финансовую помощь в размере $11 млрд, но при этом требуют проведения жестких экономических реформ.

В знак недовольства действиями правительства на улицу, по разным оценкам, в течение почти двух недель выходят от нескольких сотен тысяч до более чем 1 млн ливанцев.

Как подчеркивали демонстранты, дело не в WhatsApp, а в том, до какого состояния правительство довело страну. Протесты охватили практически все крупные города от севера до юга, были заблокированы основные автомобильные трассы, в том числе проезд к международному аэропорту. Впервые в истории Ливана протесты затронули практически все этноконфессиональные общины, хотя раньше такого единства никогда не было.

Под влиянием протестов правительство практически сразу объявило об отмене вызвавших гнев налогов, при этом решило увеличить налоги на доходы банков и страховых компаний.

Согласно принятой в срочном порядке антикризисной программе, на 50% сокращена зарплата министров, ликвидировано министерство информации и еще ряд ведомств.

Было объявлено о выделении дополнительных сумм на поддержку жилищных кредитов и отмене принятых ранее решений по сокращению социальных выплат.

Сейчас идет речь о снятии банковской тайны со счетов министров.

«Мы пока видим только названия реформ, которые направлены на успокоение населения. Аналогично поступали правительства в североафриканских странах после событий «арабской весны». Они демонстративно боролись с коррупцией и выделяли многомилионные средства на социальные программы малоимущим гражданам. Но у этих мер краткосрочный эффект, — сказала «Ъ» научный сотрудник Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Светлана Бабенкова.— Для вытаскивания себя из долговой ямы стране необходимо брать денежные средства либо из внешних кредитов МВФ, либо у коммерческих банков. В первом случае правительству необходим ряд экстремальных финансово-экономических реформ, во втором может получиться ситуация с постоянным перекредитованием. Постепенно страна загоняет в себя в ситуацию, когда средства на выплаты кредитов отсутствуют».

Госпожа Бабенкова подчеркнула, что любые социально-экономические реформы, направленные на выход страны из финансового кризиса, в первую очередь отражаются на простом населении, которому не всегда возможно объяснить, почему резко повышаются цены на основные продукты питания, а местная валюта резко падает в цене. «В итоге все больше и больше народа будет выходить на улицы и выражать свое недовольство, и это в конечном итоге может затронуть правящую верхушку. Сценарии того, как это может происходить, мы уже на Ближнем Востоке видели»,— отметила она.

Впрочем, ливанцы не захотели дожидаться реформ от этого правительства, надеясь, что новая власть будет эффективнее. «Революция!» и «Народ хочет смены режима!» стали главными лозунгами демонстрантов.

Они требуют создания правительства технократов, а не кабинета министров, привязанного к тем или иным политическим силам и этноконфессиональным общинам. На этом фоне Саад Харири планировал объявить об отставке еще в минувшие выходные, однако внутри возглавляемой им партии решили, что это нецелесообразно. В то же время все больше представителей ливанской политической элиты склонялись к тому, чтобы сыграть на стороне протестующих и поддержать идею новых выборов.

«Хезболла», Иран и внешний фактор

Одним из ярых противников роспуска правительства выступало шиитское движение «Хезболла», хотя долгие годы оно выступало также в качестве оппонента Саада Харири. Лидер движения Хасан Насралла в первые же дни протестов заявил, что правительство технократов не продержится и двух недель. Он подчеркнул, что финансовое состояние, в котором оказалась страна,— это результат последних 30 лет, а не деятельности последнего правительства, которое с большим трудом было сформировано только в начале февраля — спустя восемь месяцев после выборов. «Если это правительство уйдет в отставку, пока кто-то неизвестный сформирует правительство, потребуется год или два, а у страны нет для этого времени»,— сказал он.

Через неделю риторика лидера «Хезболлы» ужесточилась. В минувшую пятницу он призвал своих сторонников уйти с улиц и заявил об угрозе новой гражданской войны. Хасан Насралла намекнул, что за продолжением протестов стоят «внешние силы». При этом лидер «Хезболлы» сделал все, чтобы не выглядеть врагом протестующих. По его словам, он уважает тех, кто решит «остаться на площади», но считает, что настало время для «лидеров протестного движения показать свое реальное лицо» и сформировать конкретные требования для президента и правительства. «Если вы хотите досрочные парламентские опросы, изберите своих представителей и согласитесь на закон о выборах, и мы безоговорочно поддержим вас»,— подчеркнул он.

После этого выступления сторонники «Хезболлы» не только прекратили протесты, но даже выступили против демонстрантов. Впрочем, официально «Хезболла» отрицает участие своих бойцов в стычках с протестующими.

Как бы то ни было, один из главных вопросов, от которых зависит развитие событий в Ливане,— какими в дальнейшем будут действия «Хезболлы».

В ходе этих протестов впервые в истории Ливана в районах — традиционной вотчине «Хезболлы» можно было увидеть проявление открытого недовольства в адрес лидеров движения как части политического истеблишмента Ливана. Это дало основание для появления в арабских и западных СМИ серии публикаций, говорящих, что протесты в Ливане (а также аналогичные волнения в Ираке) угрожают интересам Ирана на Ближнем Востоке. Речь идет не только о ливанской «Хезболле», но также об иракском шиитском народном ополчении «Аль-Хашд аш-Шааби». Обе структуры считаются проводниками интересов Тегерана в регионе. Число недовольных «Аль-Хашд», бойцов которого подозревают в насилии над демонстрантами (в том числе в том, что именно их снайперы убивали людей), растет с каждым днем. Все чаще и чаще в ходе протестов в Ираке звучит лозунг: «Иран, уходи!»…

Читать полностью первоисточник: «Коммерсант»

 

Все новости ИВ РАН в СМИ >>

Календарь ИВ РАН

Январь 2020
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
30 31 1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31 1 2