Новости

29 мая 2017 года

Заседание семинара "История и культура Древнего Востока в свете новых открытий"

Заседание семинара Заседание семинара "История и культура Древнего Востока в свете новых открытий"

 
24 мая 2017 г. в Отделе истории и культуры Древнего Востока состоялся доклад Анастасии Геннадьевны Люлиной (РУДН) "Тибетский буддизм и институт Далай-ламы в середине XVII в.: формирование принципа «чой-йон» («наставник-покровитель» или «учитель-ученик»)".

Резюме доклада

Отношения между китайскими императорами и тибетскими ламами в середине II тыс. н.э. регулировались на основе принципа «чой-йон» («наставник-покровитель» или «учитель-ученик»), эволюция которого прослеживается в докладе. Сущность данного принципа связана с обращением религиозной власти в лице ламы, следующего отказу от насилия при решении конфликтов, к императору, который в обмен на духовное наставничество покровительствовал учению и защищал его интересы. Впервые этот принцип был установлен в отношениях верховных лам школы Сакья с династией Юань в XIII в., а в XVI в. был восстановлен ламами школы Гелуг и монгольскими ханами, которым не препятствовала династия Мин. При Далай Ламе V в XVII в. был восстановлен принцип «чой-йон» и в отношениях тибетских лам с династией Цин, однако паритет сторон был утрачен – император более не считался учеником ламы, хотя последний стал не обычным данником империи, а посредником в отношениях с другими странами. При этом конфуцианская традиция восприятия окружающего мира как варварского «хуа-и» не вступала в противоречие с тибетским принципом «чой-йон», хотя китайские и тибетские источники трактовали характер этих отношений различным образом.

В ходе последовавшей после доклада дискуссии автором было отмечено, что маньчжурская династия Цин следовала в отношениях с Тибетом конфуцианской доктрине, на первый взгляд, сильнее, чем предшествовавшая ей собственно китайская Мин, руководствуясь не религиозными соображениями, а прагматизмом территориальной экспансии. Именно в рамках конфуцианской этики оказалось возможным допустить геноцид населения Джунгарии, тогда как сам характер наставничества в рамках принципа «чой-йон» не выходил за пределы религиозных вопросов.