Новости

19 октября 2018 года

М Е М О Р А Н Д У М (междисциплинарная группа "Под небом Южной Азии", воркшоп 29.10.2018) «Орудия труда, маркеры статуса: вещи во взаимоотношениях хозяев и слуг»

 
Третий воркшоп (29.10.2018), соединит тему ПНЮА-7 «Слуга и хозяин» с проблематикой конференции ПНЮА-6 «Вещь и польза».

200-летию Института востоковедения РАН посвящается

В современных гуманитарных науках домашнее обслуживание/услужение/прислуживание выступает автономным подразделением крупного исследовательского комплекса, известного как «Изучение труда» (Labour Studies), включающего «Глобальную историю труда» (Global History of Labour), антропологию, экономику труда, трудовую политику правительств и партий, экологию, психологию и эмоциологию труда и т.д.[1] В свою очередь, проблематика «Вещь и польза» рассматривается в рамках «материального поворота» гуманитарных наук к миру вещей и – шире – неодушевленных предметов, которые выполняют инструментальные функции, а также вбирают в себя социальные смыслы, иллюстрируя общественные, политические, культурные, эстетические и иные представления и взаимоотношения людей.

Соотнесение и сопряжение темы «Слуга и хозяин» с темой «Вещь и польза» естественны и логичны прежде всего в силу своей овеществленности, будь то орудия и объекты труда (слуга работает и с самими господами, и, часто в большей степени, с принадлежащими господам вещами), предметы быта как хозяев, так и слуг. В вещах, доступе/недоступе к ним и навыках их применения проявляются социальные статусы и уровни иерархии прислуги и работодателя, увязанные с экономикой, социальными воззрениями, культурой и эстетикой использования и восприятия разнообразных предметов той и другой стороной. Участники воркшопа предполагают затронуть следующие темы:

  1. Инвентарь как технология, исследуемая в рамках Labour Studies непосредственно, как определитель характера и специфики домашнего труда (модернизация этой технологии, пусть несравненно более медленная, чем в промышленном и сельскохозяйственном производстве, например, переход от ступки с пестиком к миксеру, имеет достойную изучения революционную историю и мифологию), а также фактор, влияющий на производительность, трудовую культуру, этику, экологию и т.д. Конфликтные ситуации, когда слуги и хозяева принадлежат к разным культурам и/или находятся на разных уровнях общественного развития, что отражается на представлениях о «правильных» или «неправильных», «передовых» или «отсталых» технологиях и инструментах домашнего труда.
  2. 2. Вещи хозяев и вещи слуг как маркеры статуса и принадлежности. Характерные для конкретной социокультурной среды различия в одежде, украшениях, предметах обихода слуг и хозяев; господский статус, выраженный в антураже прислуги (например, униформе или ограничении в использовании тех или иных фасонов) и определяющий практику присвоения слугами хозяйских вещей (в качестве дара или самовольно). Важный, особенно в южноазиатском контексте, вопрос о доступности/запретности для слуг и хозяев вещей друг друга, включая предметы инфраструктуры хозяйского дома (туалет, краны с водой, холодильник и т.д.); связь данной проблемы с представлениями о ритуальной чистоте/нечистоте.
  3. Вещи хозяев и вещи слуг в домашней логистике. Дом и все, что к нему относится (household), является пространством, в котором, постоянно или временно, сосуществуют хозяева и слуги, а также используемые теми и другими вещи. Отношения господства – подчинения между людьми в отражении пространственной иерархии связанных с ними вещей.
  4. Слуга = вещь? Марк Теренций Варрон называл рабов instrumentum vocale; приравнивание домашних слуг к вещам – клишированное описание хозяйского пренебрежения человеческими потребностями и достоинством прислуги. Подтверждение / опровержение справедливости данного определения конкретикой определенных эпох и социумов как путь к пониманию того, чем в той или иной исторической и социокультурной среде является домашняя прислуга: говорящей вещью, подчиненным членом семьи, безличным поставщиком услуг, враждебным «чужим» или чем-то иным, а может быть, всем вместе.

Эти вопросы определяют, но не ограничивают круг тем, которые могут стать предметом обсуждения. Для расширения поля дискуссии и поиска новых подходов и методологий мы намеренно нарушаем границы Южной Азии приглашением к участию в наших воркшопах коллег, чьи профессиональные интересы локализуются в разных географических регионах и эпохах. Дополнительный материал см. в Меморандуме ПНЮА-6 и Меморандуме ПНЮА-7 (www.ivran.ru/pnua).

В воркшопе с сообщениями выступят:

  • И.П. Глушкова. Иконография прислуги, или Философия и эротика мельничного жернова.
  • Л.Р. Франгулян. Слуги мучеников: мертвый хозяин как реликвия (по материалам коптской агиографии).
  • Д.В.  Микульский. Слуги и предметы в двух новеллах ал-Масуди (ум. 956) об эмире Ибрахиме ибн ал-Махди.
  • С.Е. Сидорова. Индийские кормилицы для английских детей: овеществление тела и одушевление молока. 
  • Е.Ю. Ванина. Компания The Maids: служанки, хозяева и вещи.

Воркшоп (модератор Е.Ю. Ванина) состоится по адресу:

ул. Рождественка, 12, Центр индийских исследований.

Начало в 11.00.


[1] Ряд исследователей рассматривает домашнее прислуживание в рамках исследовательского направления Care Studies, труднопереводимого на русский язык – «Исследования попечения/ухода/обслуживания». См., например: Mignon Duffy (ed.). Making Care Count. A Century of Gender, Race and Paid Care Work (New Brunswick, etc.: Rutgers University Press, 2011). При таком подходе домашняя прислуга оказывается в одной социальной категории, например, с больничным персоналом, от врачей до санитаров, психологами, работниками косметических салонов и т. п.

ПНЮА-воркшоп-2018 (29.10) Меморандум