ИВ РАН

Институт востоковедения РАН в средствах массовой информации

Кавказские корни и царское происхождение слов «албан» и «алан» (статья А.К.Аликберова)

30 ноября 2019 года

Со своим коллегой, известным специалистом по сравнительно-исторической лингвистике Олегом Алексеевичем Мудраком, мы приступили к исследованию исторической ономастики народов Восточного Кавказа несколько лет назад. В первую очередь нас интересовала ономастика Кавказской Албании – это практически непаханое поле.

Почему именно с О.А. Мудраком – потому что он, во-первых, очень редкий специалист по сравнительно-исторической лингвистике, во-вторых, он использует свои собственные этимологические базы данных почти по всем восточнокавказским языкам. Наконец, потому что потенциал новых аргументированных интерпретаций исторических источников классическими методами практически исчерпан. Прежнее положение дел, когда названия Кавказской Албании плодили столько противоречивых, а иногда откровенно абсурдных версий, нас тоже не устраивало. Оставался единственный выход – привлекать к исследованию проверенный сравнительно-исторический языковой материал, прежде всего, местный, но не только. Важно также учитывать языки по периметру контактов населения этого древнего государства. Это действительно очень ценный и не до конца оцененный по достоинству источник.

В итоге мы за один год, с декабря 2018 г. по декабрь 2019 г., написали три специальные статьи на очень узкие темы. Первую – по названиям Алуан и Алан с упором на исторические источники (Аликбер Аликберов, Олег Мудрак. Еще раз о происхождении названий Алуан и алан //Armenia and Christian Caucasus. Republican Conference devoted to the 1700-th Anniversary of adoption of Christianity in Caucasian Albania and Georgia. Papers and Abstracts of Papers.Yerevan, 2015. P. 16-19). Во второй статье тема «Исторические названия Албания, Алуанк и Алан в пространстве кросскультурной коммуникации» с упором на языковой материал, в специализированном и очень авторитетном рецензируемом журнале «Вопросы ономастики». Наконец, в печать сдана также третья статья, посвященная Аррану – эта тема тесно связана с двумя предыдущими. В этой работе мы анализируем парфянский и греческий тексты трехязычной надписи Накш-и Рустам, выбитой на скале Ка’ба-йи Зардушт в Иране в середине III в. н.э.

Были использованы новые методы источниковедческого анализа: системно-логической верификации и кросскультурный метод семантических эквивалентов. Мы не стали замыкаться только на выборочном материале, как это обычно делается в таких случаях, а взяли все варианты названий Кавказской Албании, с дифференциацией времени (исторической эпохи) и пространства (географии расселения албан). Было установлено, что все ранние названия Кавказской Албании зафиксированы в двух формах – Алуан и Арран (Аран). Схожесть этих двух названий в глаза бросалась и раньше, особенно в среднеперсидских текстах, где для передачи фонемы -р- используется графема -л-. Иными словами, формально они пишутся одинаково, но это совершенно разные названия, на что указывают тексты трилингвы, в которой Алуан (парфянский Ардан является гиперкорректной формой именно Алуан, а не Арран) в греческом тексте соответствует Албании (Albania), а Аланские ворота там упоминаются совершенно отдельно.

Вот, наконец, мы и пришли к варианту Албания. Было много шуму, что это форма названия является исходной, что аланы и албаны – разные народы (как будто кто-то с этим спорит! Конечно, разные!), было много эмоций с разных сторон в социальных сетях. Но, судя по фактическим данным, это совершенно не так. Вопрос о возможной связи Албании с политонимом Лпиния, гидронимом Лепон (названием реки), названием села Алпан, а также теонимом Алпан, если он был, требует отдельного изучения. Если соберем критически важный материал, ответы могут быть найдены, если нет, то все останется на уровне гипотез. Но это совсем другая тема, которую мы исследуем в следующей, четвертой статье.

Почему мы считаем Алуан (Алван в местной фонетике) и Алан первичной по происхождению, а Албанию – вторичной, производной от нее, здесь очень важно подчеркнуть – не как политоним, т.е. название древнего государства, а в своем первоначальном значении, от которого произошло это название? Потому что именно эта форма зафиксирована во всех культурах: древнеармянская форма этого названия – Алуанк, а Агван – это более поздняя форма этого названия. В географической номенклатуре Ирана на территории исторической Каспианы (Страбон называл каспиев албанами) сохранился гидроним Алванд, а в Грузии – название поселка Алвани (ალვანიalvan-i) на берегу р. Алазань (Кахетия). Бацбийцы называют его Ални, с корнем Ал. Далее, стали проверять греческие тексты. Оказалось, что информация древнегреческих источников, которые описывали битву под Гавгамелами, где впервые упоминаются албаны, сохранилась в более поздних римских источниках. В древнегреческом языке Албания также могла читаться как Алвания (в древнегреческом -в- и -б- передавались одной буквой); скорее всего так оно и было, потому древнерусские заимствования в Ипатьевской и Лаврентьевской летописях «Повести временных лет» зафиксировали формы, образованные именно из этого корня – Ѡлъвани и алъвань. Название страны «Албания», фигурирующее в древнескандинавских сагах XIII – XIV вв., также произносилось как Алвания, или, по крайней мере, не отличалось от Албании: в тот период в середине слова перед гласным -b- и -v- не противоставлялись друг другу.

Что это дает? Во-первых, снимаются противоречия в источниках (это основная задача метода системно-логической верификации). Теперь мы ясно понимаем, что хотел сказать Моисей Каланкатуйский (Х в.) в своей «Истории страны Алуанк» – название страны происходит от Алу, что означает «мягкий», «кроткий», в смысле – «воспитанный, благородных манер». Обратите внимание, что албанский историк отделяет имя этнарха Арран от его титула Алу, царского прозвища, что очень показательно. Армянский историк Vв. Мовсес Хоренаци, современник древних албан, пишет о том же самом, а мы все до сих пор не понимали, что они хотели сказать нам, живущим сегодня, из той эпохи. В грузинских источниках правители Кавказа назывались «царями аланскими» — не потому, что они были этническими аланами, а потому, что происходили из царской династии парфян Аршакидов; первый армянский царь этой династии Тигран IIВеликий так и назывался – Парфянин. В армянских источниках к некоторым династиям местных правителей применяется эпитет «алан-газгик», их интерпретирует как «аланского происхождения», хотя речь идет об их благородном (царском) происхождении, что было гораздо важнее для того времени. Наконец, во время сражений рядом с армянским царем находились люди, «аланское знамя несущие», речь идет о царских знаменосцах. Кстати, выдающийся немецкий историк Маркварт по контексту перевел «Занд-алан» как «ausOstanischeHaus», т.е. «происходящий из царского дома», а не аланского дома (остан по-армянски означает «дворцовый, царский»).

Вариант слова Алу (точнее, alye) в значении «князь, правитель, старший» мы нашли и в албанском палимпсесте из монастыря Св. Екатерины. Речь идет о противопоставлении «царских» народов «нецарским», т.е. народов, у кого была государственность, народам, не знавших централизованной власти. Такое противопоставление было традиционным. Чтобы в этом убедиться, достаточно обратиться к сведениям Геродота о царских и нецарских скифах. Кстати, в древних текстах границей между цивилизованными и варварскими народами долгое время считался Кавказ, недаром именно там искали «Железную стену Искендера» (Александра Македонского), отделяющую культурные народы от многочисленных и «диких» народов Гога и Магога (мусульманских Йаджуджа и Маджуджа). С течением времени, еще до времени Страбона, соционим «царский», «благородный» становится сначала политонимом, названием политических образований на Восточном Кавказе, горных проходов на этой территории, от Албанских до Аланских ворот (букв.: «Царские ворота»). Точно такое же значение имеет название Дарьяльского прохода – Дар-и Ал. Это также название самых высоких гор на Кавказе – от горы Албурз в районе Казвина (это территория исторической Каспианы, Страбон считал каспиев албанским племенем, там зафиксированы Каспийские ворота) до Эльбруса (Алу-бурз, букв. «Царь-гора») на Северном Кавказе, на территории современной Алании – Северной Осетии. Шах-даг – это тоже прямая калька названия Алу-бурз, как и Шалбуздаг (Шах ал-бурз даг, именно так это название передано в «Гюлистан Ирам» А.Бакиханова). И этот факт объясняет, почему Аммиан писал, что название алан происходит от названия их гор, которые означают «благородные» (цитирую по памяти). Кстати, слово «благородный» в осетинском языке имеет тот же корень Ал или Ал(л)в (диг. осет. allwag, где суффикс -аг указывает на «происхождение, принадлежность и отношение»).

Мы доказываем, что название Арран имеет местное пралезгинское происхождение, а исходный термин алуан/алан со значением «царский», от которого происходит два этнонима – обозначения как албан, так и аланов, фиксируется как в различных восточнокавказских языках (включая пралезгинский, от которого отделился праудинский), так и в хурритском, причем в письменно зафиксированных формах. И это вполне естественно. Если хурритский и восточнокавказские языки являются родственными, как об этом писали С.А. Старостин и И.М. Дьяконов, то понятно, что это слово также местное, а если нет (появилась и такая версия), то речь может идти об очень древнем заимствовании из общего источника. Кардинально наши представления о народах Кавказской Албании эти исследования не меняют, но проясняют контекст происхождения ключевых названий. А каждое, даже самое минимальное прояснение древней истории – это шаг вперед.

Читать полностью первоисточник: «РИА Дербент»

 

Все новости ИВ РАН в СМИ >>